It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 22 сентября 2012 г.

Какие налоги должны платить богатые?


Митт Ромни предоставил обещанные данные по уплате налогов за 2011 г. Со своих общих доходов в 13,7 млн. долл. в качестве налогов он отдал государству 1,9 млн. долл.,  т.е. эффективная ставка налога для него составила 14%. В сообщении для прессы, подготовленном его бухгалтерами-консультантами, уточнялось, что за период с 1990 по 2009 гг. Митт Ромни никогда не платил налоги по эффективной ставке меньше, чем 13,66%.

Последнее уточнение было ответом на утверждение лидера демократического большинства в сенате Гарри Рида, что бывали года, когда Ромни не платил налогов вообще. Так следовало из того, что доверительно сообщил Гарри Риду неназванный бывший партнер республиканского кандидата. (Гарри Рид так прокомментировал публикацию данных по налогам Ромни: «Также вызывает гнев творческое использование Миттом Ромни бухгалтерских технологий при подготовке налоговой декларации, опубликованной спустя всего лишь через несколько дней после того, как мы узнали о его оскорбительных замечаниях в адрес пенсионеров, военнослужащих  и тмного работающих родителей, которые не платят налоги в достаточном объеме»). 

В принципе сложное налоговое законодательство США позволяет делать значительные вычеты - в одном из предыдущих постов я уже приводил данные, что в 2011 г. 7 000 чел. не уплатили ни цента с доходов свыше одно миллиона долл. И это в то время, когда максимальная ставка федерального подоходного налога в США составляет сейчас 35%. Много это или мало? Какой она была раньше?

В приведенной ниже таблице указаны размеры этой ставки с 1913 г.
Как видно из таблицы, еще совсем недавно на протяжении 60-х-70-х гг. ставка составляла впечатляющие 70 и более процен. А с 1950 по 1965 гг. размер максимальной ставки был 91%. Самый значительной – 94% - ставка была в 1944 и 1945 гг.


В данной таблице отсутствуют данные о том, начиная, с каких доходов должны были взиматься налоги по данной ставке. В настоящее время это 379 150 долл. (здесь и далее в постоянных долл.) для индивидуального налогоплательщика. В 1986 г. был последний годом со ставкой 50%, которая применялась к доходам с 180 712 долл.  В 1980 г., когда последний раз эта ставка была на уровне 70%, она исчислялась с доходов выше 294 907 долл. В 1950 г. ставка подскочила до 91% для доходов, начиная с 1 862 972 долл. В последний год – 1963 г. - применения такой ставки она взималась с доходов выше 1 466 533 долл. Иными словами, максимальная ставка понижалась со временем, но охватывала все больший круг налогоплательщиков по двум причинам: во-первых, понижался предел доходов, с которого она начинала действовать, а, во-вторых, экономика страны энергично росла, и одновременно становилось больше людей с крупными доходами.

Тема, сколько налогов нужно взимать с богатых, - крайне вкусная для популистов и справа и слева. Она легко позволяет набрать политические очки по крайней мере в своей целевой аудитории. Перепрыгнув из социализма в капитализм и начав получать приличные и даже неприличные (большие и необоснованные) доходы, россияне открыли для себя почти не существовавшую тему налогов. Открыли и фактически быстро закрыли ее, когда была утверждена крайне низкая налоговая ставка в 13% вне какой-либо зависимости от доходов. Наши просвещенные комментаторы до сих пор говорят о ней как о самой крупной победе либеральных реформ последнего десятилетия. Комичность этого утверждения очевидна уже хотя бы потому, что если говорить о налоговом законодательстве в целом, то оно совсем далеко от либерального идеала как бы его ни трактовать. Да и не либеральные соображения – низкие налоги стимулируют экономический рост – побудили власть ограничиться 13%. В действительности данная налоговая ставка была принята под давлением двух обстоятельств: стремления легализовать крупные доходы теми, кто их получает, и понимания, что по более высоким ставкам трудно будет наладить сбор налогов.

Никто не любит платить налоги. И чем выше они, тем меньше их хочется платить. Но... Вместе с тем общество начинает больше задумываться о том, как расходуются налоги, т.е. о качестве государственного управления, о своих приоритетах и целях. Наша низкая налоговая ставка избавила нас и власть от лишних забот – и тех и других думать, а власть опасаться, что от нее будут требовать отчета. Но это временное состояние. И к неизбежному переходу к новому стоит уже начинать готовиться, поэтому полезно присмотреться к чужому опыту и взглядам.

Тема размера налогов на богатых активно обсуждается сегодня, когда во всех развитых странах в общем объеме доходов увеличивается доля, приходящаяся на самый состоятельный слой людей - да, да, тот самый 1%. Он является предметом внимания не только массовых движений, но серьезных экономистов и социологов. В США эта доля возросла с 10% в 70-х до более 20% в настоящее время. Это происходило в США и ряде других развитых странах на фоне двух тенденций: сокращения налогового бремени и накапливания госдолга.

В нашем приблизительном знании истории американского капитализма плохо или даже вообще не укладывается мысль, что отмеченные выше налоговые ставки отражали совсем не некую экономическую целесообразность как ее понимали тогда в США.  Прежде всего в них находила свое выражение определенная общественная философия или, если хотите, мораль: сверхкрупные доходы рассматривались как общественно малоуместные, как продукт рентодобывающей и потому расточительной, неполезной с точки зрения интересов общества деятельности. Одним из ярких примеров такой философии был отец Митта Ромни – Джордж Ромни, который в 50---60-х возглавлял компанию AMC, производящую автомобили. Он не только урезал зарплаты старших менеджеров на 35%, но и сам отказывался от бонуса, если считал его чрезмерно высоким, в сравнении с зарплатой рабочих его компании.

Относительно «патриархальным» нравам американского капитализма с его протестантской этикой было полностью покончено с началом «рейгановской революции» в 80-х гг. Символом нового времени стал персонаж фильма «Уолл-стрит» (1987 г.) финансовый спекулянт Гордон Гекко с его бессмертной фразой: «Алчность – это хорошо». Нашим доморощенным неофитам капитализма, взращенным на советской пропаганде, неведомо, что столь откровенный манифест, утверждающий погоню за деньгами в качестве бесспорного блага, стал в 80-х своего рода прорывом в американском общественном сознании.

Сегодня американские философы-этики, как, например, Майкл Сандел, хотя и продолжают развивать взгляды Джона Роулса на социальную справедливость, но не они задают тон дискуссиям в вопросах социально-экономического неравенства. Эта роль принадлежит в первую очередь экономистам, оценивающих растущее неравенство с прагматических позиций.

Пожалуй, наиболее крупный вклад в исследовании этой проблематики в наше время внесли известные специалисты по вопросам доходов Томас Пикетти и Эммануэль Саец. В своей новой работе (выполненной вместе со Стефани Станчевой) они предложили свое видение подхода к тому, какой следует быть максимальной налоговой ставки для богатых.

Их данные (на примере разных стран) показывают (см. таблицу ниже) отсутствие корреляции между между уменьшением предельных ставок подоходного налога и темпами роста ВНП на душу населения с 1970 г. В США и Великобритании, где эти ставки были существенно уменьшены, ВНП на душу населения не росло принципиально быстрее, чем, скажем, в Германии и Дании, где эти налоговые тенденции не дали о себе знать. Специалисты корректно подчеркивают, что, да, простое сравнение разных стран по этим показателям не учитывает многообразие специфики, различий и прочих нюансов. Тем не менее, в целом можно говорить, что все эти страны при всем их налоговом многообразии за последние 30 лет росли приблизительно в одном темпе.



Построенные Томас Пикетти и Эммануэль Саец модели вывели их на следующий диапазон максимальных ставок подоходного налога, который можно было бы ввести без ущерба для экономического развития – от 50 до 83%.

Понятно, что данные выкладки вызвали резкое неприятие у очень многих. Но также очевидно, что некоторое повышение налоговой ставки на крупные доходы отнюдь не обернется массовым апокалипсисом, которым стараются потрясти всеобщее воображение его противники. При этом можно заметно увеличить налоговые сборы - по расчетам Томас Пикетти и Эммануэль Саец, двукратное (до 45%)  повышение эффективной налоговой ставки для 1% приведет к увеличению налоговых сборов на 2,7% от ежегодного ВНП.






Комментариев нет:

Отправить комментарий