It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 26 сентября 2012 г.

«Вы не создали этого» - «Я создал это»


Избирательная кампания 2012 г. в США дает хорошую питательную среду для появления мимов. Не будет преувеличением сказать, что она запомнится в первую очередь тем, который был вынесен в заголовок. 

В одной из своих речей Обама, рассуждая о том, что все американцы пользуются тем, что было создано на государственные средства, произнес фразу «вы не создали этого». Слушающим его речь было совершенно понятно, что он говорит, в частности, об инфраструктуре, но в печатной версии речи этот смысл несколько терялся. Команда Ромни не преминула воспользоваться предоставленной возможностью и развернула кампанию под лозунгом «я создал это», пытаясь создать впечатление, что Обама тронулся умом и не признает заслуги предпринимателей в строительстве собственного бизнеса.

Нет-нет, они как раз не утверждали, что Обама сошел с ума, совсем наоборот. По их декларациям выходило, что данное утверждение Обамы отражает его «социалистические взгляды», которые он пытается навязать Америке. Вся возникшая перепалка случилась не на пустом месте. Это продолжение обострившегося спора о роли государства, правительства и по существу общества.

В данном случае он принял совсем абсурдные формы. Обама всего лишь призывал не забывать, что каждый предприниматель так или иначе опирается в создании своего бизнеса на то, что финансируется из бюджета  - предприниматель и/или его подчиненные мог получить образование в госшколе, занять деньги на обучение в университете под гарантии государства, ездить по дорогам и мостам, проложенным на бюджетные средства, пользоваться интернетом, начало которому положило агентство по передовым разработкам Пентагона, рассчитывать на полицейских и пожарников в обеспечении личной безопасности,  ну и так далее. Абсолютно банальная мысль типа Миссисипи впадает в Мексиканский залив. Где тут место для спора? Оно возникает  только в результате какого-то маниакальное желания, проявившегося у наиболее радикальной части республиканской партии, отрицать очевидное с тем, чтобы обосновать нежелание платить налоги. На американском политическом языке это называется «мы против Большого Государства».

Американский экономист Марк Тома, ведущий широко читаемый его коллегами блог, с иронией предложил продолжить логику «я построил это». В своем комментарии он справедливо указывает: «…если «производители» собираются утверждать, что они целиком ответственны за успехи экономики – они громко плачутся из-за того, что им приходится делиться прибылью с работающим классом с тем, чтобы, скажем, компенсировать увеличивающее неравенство или поддержать программы социального страхования, - то тогда они также должны быть целиком и полностью ответственны и за неудачи экономики. Они должны принять тот факт, что несут ответственность за компенсацию затрат, проистекающих из их индивидуальных или коллективных действий, которые приносят проблемы для рабочих семей».

Экстремистские взгляды могут проявить себя в любом политическом движении, как это получилось с республиканской партией. Но в ее случае экстремистская фракция подмяла под себя всю партию и стала задавать в ней тон. Показательны рассуждения обозревателя The New York Times Дэвида Брукса – одного из немногих, который представляют вменяемую часть консервативного движения - в номере газеты за понедельник. Он пишет, что когда в 1984 г. пришел младшим сотрудником в один из ведущих журналов консервативного направления National Review, республиканская партия делилась на два основных течения – экономических и традиционных консерваторов. Первые прежде всего беспокоились о чрезмерном вмешательстве государства в экономику и опасались, что в результате получится «склеротическая нация» с зависимым от него населением. Вторые не рассматривали общество как поле битвы между государством и частным сектором и придерживались убеждения, что общество должно функционировать как «гармоничная экосистема, в котором различные слои – индивидуум, семья, их малый мир обитания, компания, религия, городское и общенациональное правительство переплетаются и уживаются».

Оба течения сосуществовали в определенном напряжении, но каждый делал свою работу. Однако у экономических консерваторов была лучше организация и больше денег и в результате они взяли в партии верх. «Дело не в том, что сегодняшние республиканцы», - пишет Брукс, - «отрицают традиционный, объединяющий нацию консерватизм. Они даже не знают, что он существует. Совсем немногие среди консерваторов готовы повысить налоги на богатых с тем, чтобы профинансировать программы «социальных лифтов» для трудящегося класса… Совсем немного республиканцев, готовых протестовать против бюджетного плана, выдвинутого республиканцами в палате представителей, который предусматривает урезание различных социальных программ до абсурдно низких уровней».

Кризис, в который втянулась республиканская партия, по существу взявшая на вооружение идеологию социального дарвинизма, проскочил мимо внимания нашей общественности. В годы перестройки и после нее она с типичной постсоветской восторженностью встречала известия о формировании у нас движений и партий по идеологическому лекалу республиканской партии США, но при этом не особо задумываясь о ее сложной композиции. Но даже внимательные и хорошо знакомые с американской жизнью наши наблюдатели могут сегодня выступать вот с такой идеей: «А еще мне не хватает республиканской партии и даже ее экстремистской, идеологизированной части. Экономическая платформа современных республиканцев абсурдна — чего стоит предлагаемое возвращение к рецептам денежного обращения 100-200-летней давности. (Текст партийной платформы обращен скорее к «ядерным» избирателям, чем к колеблющимся, голоса которых очень важны на любых конкурентных выборах.) А налоговые планы, от которых очень много выигрывает верхний 1% распределения доходов? А зацикленность на «создателях рабочих мест», при том что подавляющее большинство американцев (в том числе и тех, кто голосует за республиканцев) рабочих мест для других не создают? Удивительно, как они умудряются выигрывать выборы с такой экономической программой…» (Ведомости, 24 сентября 2012 г).

Автор этих строк уточняет далее: «Нет, я не хочу, чтобы «партия для защиты богатых, талантливых и пробивных» правила в нашей стране. Упаси Боже», но нам, мол, нужна политическая структура, которая будет отстаивать интересы «тех,  кто создает рабочие места, кто изобретает, кто придумывает новые способы сделать жизнь других лучше, а себя богаче, эта способность влюбляться в героев «историй успеха», эта способность уговорить тех, кто входит в 99%, мечтать о том, как они будут в 1%, — это то, чего нам не хватает».

Автор, как кажется, совершает здесь две ошибки. Во-первых, он представляет дело таким образом, что в нашей стране уже появился такой креативный, создающий новые продукты и услуги в массовом масштабе бизнес. Если не говорить об отдельных случаях, то его пока нет. Создание партии такого бизнеса – ставить телегу впереди лошади. А чего нам по-настоящему не хватает, так это высококонкурентной рыночной экономики. Только в ней обитают вот те самые придумщики-пресловутые создатели рабочих мест, которые по большому счету в силу глубоко индивидуалистического характера в какой-то особой партийной поддержке и не нуждаются.

Но вторая ошибка, учитывая как раз американский опыт, значительнее. Без морально-нравственного компонента, об испарении которого в республиканской партии США писал Дэвид Брукс, подобная партия легко перерождается в организацию, носящую достаточно агрессивную антиобщественную природу, выполняющую деструктивные функции. Можно, конечно, будет заламывать руки, восклицая «упаси боже», но и у нас такая партия в виду ее материальных и организационных ресурсов неизбежно перехватит власть. Нам это нужно...? А если почитать отдельные – хорошо что не массовым потоком идущие – публикации на сайте slon.ru или в «Ведомостях» идеология под такую партию уже складывается. Чего только стоит, к примеру, редакционная, без подписи статья в этой газете (Ведомости, 26 января 2012 г). , в которой на голубом глазу ведутся рассуждения о «социализме Обамы». Вот уж правда «спаси бог»…

Комментариев нет:

Отправить комментарий