It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

воскресенье, 7 октября 2012 г.

Дело о 5 триллионах и этика экономиста


В первых дебатах президент Обама обвинил Ромни, что он планирует сократить налоги на 5 триллионов долларов. Ромни категорически это отверг. Хотя республиканцы известные сторонники уменьшения налогов.  В чем тут дело? 

А дело тут в том, какие параллельные обязательства взял на себя Ромни в своем бюджетном плане. Два основных такие: будут понижены налоги на средний класс, но при этом сокращения налогов не должны уменьшить доходную часть бюджета за счет, в частности, устранения различных налоговых льгот.

 Центр налоговой политики (Tax Policy Center) – авторитетная независимая исследовательская организация – посчитал варианты реализации предложений кандидата республиканцев и пришел к выводу, что соблюсти все условия «математически невозможно». Надо ясно понимать, что Центр рассматривал именно «математическую возможность», а вовсе не то, насколько это будет политически возможно и экономически целесообразно. Кстати, и другие исследователи в своем анализе пришли к тому же заключению. Для того, чтобы в бюджете не образовалась такая дыра - 5 триллионов за десять лет, - Ромни, став президентом, будет вынужден повысить налоги на средний класс.  То, что законы математики не позволяют свести концы с концами в бюджетном плане Ромни, было продемонстрировано настолько убедительно, что даже на ультраконсервативном канале Fox – главной пропагандисткой машины республиканской партии – были вынуждены поинтересоваться, как Ромни собирается реализовывать свои обещания. В интервью Fox News Поля Райана, кандидата Ромни на пост вице-президента,  настойчиво, но безуспешно попросили уточнить, на чем строятся их расчеты. Журналист: «Вы не дали мне ваши математические расчеты». Райан: «(смеется) Ну, у меня нет времени для этого. Потребуется слишком много времени, чтобы пройтись по всем расчетам». Проблема, однако, в том, что и штаб республиканской кампании, у которого предостаточно было и времени и ресурсов, не предложил конкретизированных пояснений налоговых предложений своего кандидата. 

И вот тут, пожалуй, начинается самое интересное. Но не с точки зрения политики. Ромни – далеко не первый и не единственный политик, который выдвигает заведомо нереализуемые планы. Собственно, вряд ли найдется в мире крупный политик, хотя бы раз не попробовавший себя в этой роли. Куда более интересна позиция экспертного сообщества - экономистов.

 Экономисты консервативного толка попытались «спасти» план Ромни уточняющими допущениями. Экономист Гарвадского университета Мартин Фелдстейн утверждал, что цифры могут сойтись, если поменять привычную дефиницию среднего класса – исключив из его числа людей с доходами в диапазоне 100 000-200 000 долл. и подняв на них налоги существенным образом. Харви Розен, экономист из Принстонского университета, обнаружил, что если в результате политики Ромни экономический рост будет на 3% больше того, который прогнозируется сейчас, то в этом случае возможно будет выполнение предвыборных обещаний Ромни. Проблема в том, что такого роста никто не прогнозирует, и тем более он будет маловероятен вследствие сокращения совокупного спроса от урезания расходов в таком масштабе. В какой-то момент, пытаясь спасти положение, советник Ромни Кевин Хассет дал понять, что налоги будут уменьшены менее, чем на обещанные для всех групп населения 20%, но штаб Ромни дезавуировал эти намеки. 

Короче, если только не растягивать до предела допущения и не менять условия, элементарная арифметика против плана Ромни. Именно эта особенность плана Ромни и создает проблемы для экономистов.

 Экономисты, понятно, тоже люди со своими политическими и даже иррациональными пристрастиями и предрассудками. Но, очевидно, одно дело, когда они выступают в поддержку того или иного кандидата как граждане, которые имеют право на политический выбор, и совершенно другое дело, когда обосновывают выбор в своей роли экспертов.

 Очевидное фундаментальное противоречие плана Ромни ставит законный вопрос: могут ли экономисты, не теряя лицо как специалисты, поддерживать республиканского кандидата с его экономической программой? Этична ли будет такая поддержка с профессиональной точки зрения?

 На это можно возразить, что экономисты, которых привлекает за соответствующую плату избирательный штаб республиканцев или политические близкие им структуры, просто делают работу, на которую их наняли, – находят, хотя и мало реалистичные, но теоретически возможные варианты реализации предложений республиканского претендента. Можно морщиться на эту грубую реальность, но экономисты тоже должны кормить семьи. Нынешняя избирательная кампания в США в этом смысле ничем не отлична от любой другой, которая проводится в других демократических и уж тем более недемократических странах. 

Замечу, что ведущие экономические советники Ромни - не какие-нибудь рядовые экономисты, а такие известные фигуры как Гленн Хаббард (декан Школы бизнеса Колумбийского университета и председатель президентского Совета экономических консультантов в 2001-2003 гг.), Грег Мэнкью (профессор Гарвардского университета и председатель Совета экономических консультантов в 2003-2005 гг.), Джон Тейлор (профессор Стэнфордского университета и бывший заместитель министра финансов США), Кевин Хассет (директор экономических программ в Американском институте предпринимательства и бывший главный экономический советник республиканского кандидата в президенты Маккейна).

 Эти экономисты подготовили доклад «Программа Ромни во имя экономического восстановления, роста и рабочих мест», в котором обосновали три тезиса: нынешнее восстановление экономики – чрезвычайно медленно по стандартам предыдущих финансовых кризисов, администрация Обамы сделала ошибку, положившись на программу мер стимулирования экономики, и экономическая программа Ромни откроет новую эру экономического развития. 

Журналисты газеты «Вашингтон Пост» обратились к просьбой прокомментировать этот доклад как раз к тем экономистам, на исследования которых опирались советники Ромни при его подготовке и впрямую цитировали (здесь можно познакомиться с деталями этих журналистских изысканий). В каждом случае журналисты получили, как они пишут, весьма вежливые ответы, сводящиеся к следующему: «В избирательной кампании... мало что знают об их работе. Или об их предложениях в отношении экономической политики». Более того, некоторые из «основных рекомендаций, вытекающие из этих исследований, - полная анафема для избирательной кампании Ромни». 

Хотя лауреат Нобелевской премии по экономике Поль Кругман, будучи научным и идейным оппонентом указанных экономистов, может рассматриваться кем-нибудь как заинтересованное лицо, но столь вопиющие нарушения этики и профессионализма, выявленные журналистами, таковы, что нельзя не согласиться с оценками Кругмана о том, что эти экономисты вознамерились разрушить свои репутации.

 В частности, он отмечал: «И когда я говорю о разрушении репутаций, я не имею в виду вещи, с которым я не согласен. Я имею в виду откровенную, неопровержимую недобросовестную профессиональную практику и злоупотребление доверием. Одно дело формулировать шаткие и даже явно неверные аргументы. Но совершенно другое упоминать работы других экономистов, заявляя, что они подтверждают вашу позицию, хотя это вовсе не так...Неужели Хаббард, Мэнкью и Тейлор до такой степени не отдают себе в этом отчет? Я так не думаю. Они просто верят, что им удастся провести простаков и не заплатить за это профессиональную цену. Будем надеяться, что они неправы».

 Далее Кругман следующим образом интерпретирует происшедшее: «Саймон Врен-Льюис (профессор Оксфордского университета) гадает, что могло побудить Мэнкью и Тейлора продать свои души таким образом. Я не буду претендовать на то, что у меня есть полный ответ. Но, наверняка, частично дело в том, что они оказались затянуты в водоворот всей кампании Ромни – кампании, которая использует обман и мошенничество в качестве стандартной процедуры действий». 

Неблагополучно ситуация с экономической профессией в США выглядит, даже если не ограничиваться грубыми промахами экономистов, прямо приближенных к Ромни.  Вот какая предстает картина, если зайти на сайт«Экономисты в поддержку Ромни». На нем вы найдете обстоятельную аргументацию в пользу такой поддержки. Самая первая фраза заявления на сайте провозглашает: «Мы с энтузиазмом одобряем и рекомендуем экономический план губернатора Митта Ромни по созданию рабочих мест и восстановлению экономического роста при одновременном возвращении Америки к ее традиции экономической свободы». На 7 октября заявление подписало 660 экономистов и среди них – внимание – 6 лауреатов Нобелевской премии по экономике: Гэри Беккер, Джеймс Бьюкенен, Роберт Лукас, Роберт Манделл, Эдвард Прескотт, Майрон Шоулз. И еще два экономиста из первой десятки ведущих экономистов мира по рэнкингу IDEAS – Роберт Барро (называемый в числе главных претендентов на Нобелевскую премию в этом году) и уже помянутый Мартин Фелдстейн. 

Своим заявлением экономисты говорят вполне конкретные вещи. Они декларируют в первую очередь не политические симпатии. Они гарантируют высочайшее качество не общих экономических идей, но конкретной экономической программы, в рамках которой идеи могут быть в принципе воплощены удачно или совсем нет. Из заявления следует, что нобелевские лауреаты фактически утверждают: наш статус в мире экономической науки свидетельствует, что экономическая программа кандидата, которого мы поддерживаем, безупречна - мы бы не смогли пожертвовать репутацией, если бы это было иначе.

Зная, что мы теперь знаем об экономической программе Ромни и о ее неладах с арифметикой, не может не потрясти тот факт, что экономисты такого калибра готовы пожертвовать своим профессиональным лицом ради в общем-то достаточно призрачных преимуществ, которые может дать республиканскому кандидату их публичная поддержка. 

 «Подгнило что-то в Датском королевстве...»

Другие материалы по теме:


Комментариев нет:

Отправить комментарий