It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 15 ноября 2012 г.

Эксперимент республиканской партии

В США сейчас ставится крайне интересный эксперимент. Что это за эксперимент?

Республиканская партия, как известно, проиграла президентские выборы 2012 г. Проиграла с оглушительным треском. "Треск" вынудил республиканцев задуматься о том, что следует поменять в своих взглядах и действиях, дабы не повторять эти "приятные" переживания в будущем. Среди республиканцев начался процесс заглядывания к себе в душу и выворачивания ее. Этот период эксгибиоционизма под эмоциональным воздействием от крупного  поражения в политике встречается не часто. И он будет не слишком долог, ибо эмоции утихают. Отсюда так ценны те искренние признания, которые будут сделаны сейчас. 

Из уже прозвучавших признаний-сожалений выделяются слова губернатора штат Луизиана Бобби Джиндэла. Буквально два слова о нем, чтобы ощутить весомость сказанного им. Это одна из молодых и перспективных "звезд" на республиканском небосклоне, которую прочат в республиканские кандидаты на следующих президентских выборах. Так вот, в недавнем интервью "звезда" сказала следующее: "Мы должны сделать так, чтобы мы не были партией большого бизнеса, большого спасения Уолл-стрита, больших налоговых уловок корпораций, большого чего-либо. Мы не можем быть, мы не должны быть партией, которая только защищает богатых с тем, чтобы те не расставались со своими игрушками".

Удар, как говорится, ниже пояса, ибо это точнейшая характеристика того, во что превратилась после "рейгановской революции" 80-х годов  республиканская партия, которая когда-то "подарила" США и миру такую монументальную фигуру как Авраам Линкольн. Она даже уже не столько "партия бизнеса", даже крупного бизнеса, сколько партия защиты, чрезвычайно агрессивной защиты узколобых интересов очень богатых людей. Что это за интересы? В первую очередь снижение налоговой нагрузки на богатых и ограничение госрасходов, значительная доля которых идет на социальные программы.

Для полной ясности давайте сразу оговоримся, что нет ничего плохого в защите интересов богатых людей. Более того, есть влиятельная точка зрения, согласно которой обеспечивая эти интересы, вы содействуете развитию экономики в целом. Этой точке зрения противостоит другая, аргументирующая, что здоровье современной экономики зависит от состояния среднего класса, покупательная способность которого - мотор всей экономики. Не будем углубляться в этот экономический спор. Но заметим, однако, что средний класс в США стагнирует, тогда как положение пресловутого 1% после паузы, связанной с кризисом, продолжает улучшаться. 

Несовпадение на данном этапе интересов богатых, с одной стороны, и среднего класса и тем более тех, кто не попадает в него по своим доходам, с другой, имеет свои электоральные последствия. 

Посмотрим, как голосовали американцы в зависимости от своих доходов. Экзит-поллы (а только в ходе них и добывается подобная информация социологическими службами в США) раскрывают следующую картину. Только в двух группах населения разрыв между Обамой и Ромни оказался двузначным: а) среди тех, чьи доходы меньше 30 000 долл. в год, в пользу первого сделали выбор 63% и 35% в пользу второго; б) среди тех, чьи доходы выше 250 000 долл., за Обаму было 42% и за Ромни - 55%.  Но при этом удельный вес первой группы среди американских   избирателей выше - их 20%, а доля второй - всего 4%. Если же поделить всех избирателей на тех, кто получает больше или меньше 100 000 долл., то среди тех, кто меньше, - 54% за Обаму и 44% за Ромни, и, наоборот, среди тех, кто больше, - 44% за Обаму и 54% за Ромни. Но на первую группу приходится 72% от всех избирателей, а на вторую - 28%.

При таком неравенстве сил между демократами и республиканцами в популярности у избирателей с разными доходами последние могут оставаться конкурентоспособными только, если смогут привлекать на свою сторону избирателей, ориентирующихся в выборе между двумя партиями на что-то иное помимо одной величины доходов. Избирательная коалиция, с помощью которой республиканцы традиционно добивались значительных успехов, состояла в основном из консервативно настроенных белых избирателей, исповедующих различные подвиды протестантской религии. 

"Экономические консерваторы" и "традиционные консерваторы" внутри республиканской партии не были какими-то совершенно разнородными силами. Однако со временем первые стали брать в партии верх, превращать ее в ни что иное, как инструмент богатых для продвижения своих интересов. Мне уже приходилось цитировать следующее наблюдение Дэвида Брукса, обозревателя The New York Times и одного из авторитетных идеологов республиканской партии (см. здесь): «Дело не в том, что сегодняшние республиканцы отрицают традиционный, объединяющий нацию консерватизм. Они даже не знают, что он существует. Совсем немногие среди консерваторов готовы повысить налоги на богатых с тем, чтобы профинансировать программы «социальных лифтов» для трудящегося класса… Совсем немного республиканцев, готовых протестовать против бюджетного плана, выдвинутого республиканцами в палате представителей, который предусматривает урезание различных социальных программ до абсурдно низких уровней». Проще говоря, руководителям инвестбанков и хедж-фондов мало дела до таких семейных ценностей, которые питают энергию сегодняшних "традиционных консерваторов" как разнополые браки и запрет на аборты. Их волнует bottom line, состояние их кошельков.

В ходе состоявшихся неделю назад выборов впервые столь выпукло обнаружилась проблема республиканских "генералов" - их "армии" в результате роста численности "нацменьшинств", трансформации взглядов американцев в отношении семейных ценностей перестали быть доминирующей силой на электоральном поле брани.

"Генералы" оказались поставленными перед тяжелым выбором: ради спасения bottom line они готовы пойти на компромиссы, которые расширили бы их электоральную базу. В частности, имея в виду "латинос", проголосовавших за Обаму и Ромни в соотношении 71% к 27%, они могли бы рассмотреть варианты комплексной иммиграционной реформы, а ослабив протест против запрета на аборты, могли бы рассчитывать на более благосклонное электоральное внимание женщин, 55% среди которых сейчас отдали голоса Обаме и 44% - Ромни. Но такие подвижки могли бы оказаться неприемлемыми для "традиционных консерваторов" внутри республиканской партии и привести к ослаблению ее позиций среди так называемого ядерного электората. В конечном итоге на выходе "генералы" могли бы получить не обновленную, а дезорганизованную "армию", тем более не предназначенную для завоевания побед. "Генералы" в раздумии...

Короче, сейчас перед нашими глазами на примере республиканцев развертывается любопытный эксперимент, который позволит определить возможно ли существование как жизнеспособной электоральной силы партии богатых.


Другие материалы по теме:

«Вы не создали этого» - «Я создал это»

Комментариев нет:

Отправить комментарий