It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 28 ноября 2012 г.

Какую экономику сейчас изучают у нас?

В предыдущем посте помянул Высшую школу экономики. На днях отмечали ее юбилей - 20 лет со дня основания первого по существу университета постсоветского образца. Наряду с Российской экономической школой они лидеры в своей области, много сделавшие, чтобы предложить качественно иную по своему содержанию программу экономического образования. И здесь возникает естественный вопрос: какую экономику сейчас преподают и изучают у нас?

В поиске ответа на это вопрос два экономиста Александр Либман и  Йоахим Цвейнерт изучили 550 диссертаций на соискание степени доктора экономических наук, которые были защищены у нас в стране в 2007-2010 гг. и подготовили доклад «Международная, национальная или фрагментарная наука? Развитие экономической науки в России сквозь призму докторских диссертаций».

В статье одного из авторов доклада Александра Либмана встает не слишком благостная  картина: "В целом российская экономическая наука в зеркале докторских диссертаций выглядит достаточно далекой от международных стандартов. Выводы лишь 1% диссертаций в нашей выборке были опубликованы или представлены на конференциях в промышленно развитых странах (и это при том, что в среднем автор каждой диссертации опубликовал около 45 работ до своей защиты). Более пятисот соискателей опубликовали в общей сложности 16 работ в международных рецензируемых журналах – а именно эти публикации и определяют вклад исследователей в мировую науку".

Но это еще не все: "В этой связи удивительным кажется наше второе наблюдение – список наиболее цитируемых российскими экономистами исследователей. Если исключить из списка российских авторов, в первую пятерку по цитируемости вошли Адам Смит, Джон Мейнард Кейнс, Карл Маркс, Йозеф Шумпетер и Альфред Маршалл, то есть классики экономической мысли XIX – первой половины XX века. Число ссылок на работы активно работающих современных экономистов (даже тех из них, кто много занимается российской тематикой), пренебрежимо мало (список цитируемых авторов можно посмотреть здесь). Можно предположить, что для российских исследователей работы западных авторов используются не столько как инструмент – то есть источник идей и гипотез для исследования – сколько как своего рода «церемониальный занавес», позволяющий придать работе ореол научности... Аналогичным образом, кстати говоря, используется и математика. Число работ, использовавших эконометрический аппарат для обработки эмпирических данных (что является стандартом на Западе), составляет лишь 15%; формальные математические модели (опять-таки – стандарт в современной науке) применяются в 11% работ".

Иными словами, после 20 лет жизни в новом мире мы так и не смогли наладить экономическое образование в стране в соответствии с международными стандартами. Особенностью данного исследования было то, что в фокусе внимания его авторов были преимущественно региональные ВУЗы. Как сформулировал эту мысль на одной из конференций Александр Либман, ыло интересно понять, что такое российская экономическая наука за пределами РЭШ и Вышки".

Что ж, понять состояние экономической науки и образования за пределами МКАД - задача интересная, но, как мне кажется, во многом с хорошо прогнозируемым результатом. То есть, тем, какой и был получен. Поэтому намного интереснее было бы узнать, а куда зовут нас лидеры - ВШЭ и РЭШ, как там обстоит дело с экономической наукой. Полагаю, что авторы прежде всего по дипломатическим соображениям решили их не затрагивать. Кроме того, пришлось бы провести более серьезную аналитическую работу: не ограничиваться, как они сделали, изучением авторефератов (их было вполне достаточно для данного исследования), но пойти дальше - познакомиться и  с учебными программами, и с исследованиями, и с опубликованными за рубежом работами, и с тематикой проводимых этими ВУЗами научных конференций и т.д. Думаю, честный, объективный анализ мог бы выявить немало уязвимых мест и в работе этих ВУЗов-лидеров.

Найти их можно в работе любого университета - и Гарвардского, и Оксфордского, - так что в данном случае речь не идет о "поиске блох", а о принципиальных вещах. Заведомо можно сказать, что преподавался "экономический мейнстрим" (неоклассическая экономика), доминировавший и университетах США и Европы. Эта школа экономической науки связана с именами целой плеяды выдающихся экономистов, лауреатов Нобелевской премии, работавших в Чикагском университете. 

Наверное, было бы слишком много требовать от тех, кто создавал наши два главных экономических ВУЗа, чтобы они смогли противостоять тогда, в начале 90-х такому однобокому подходу, несмотря на недавний опыт - тот урон, который понесла отечественная наука от доминирования одной системы взглядов. Но, очевидно, что сегодня ситуация кардинально иная по двум причинам: российские исследователи уже давно не приготовишки и способны на самостоятельное движение и, наконец, неоклассическая школа экономики потерпела неудачу - она была совершенно неготова к разразившемуся кризису. Всего за пять лет до него профессор Чикагского университета и нобелевский лауреат Роберт Лукас, выступая на конференции Американской экономической ассоциации в качестве ее председателя, провозгласил, что проблема предотвращения крупных кризисов решена - вот так, не менее. 

Сейчас на Западе среди экономистов, можно сказать, уже утвердилось понимание, что что-то надо менять с экономикой как наукой и с тем, как ее преподавать в университетах. Под эгидой Банка Англии в феврале 2012 г. была проведена специальная конференция на эту тему и по ее итогам была выпущена работа "What’s The Use of Economics: Teaching The Dismal Science After The Crisis". Осенью на авторитетном сайте VOX, предназначенном для профессиональных экономистов, о том же была была начата дискуссия (см. здесь). Экономисты Уэнди Карлин и Дэвид Соскис в материале, опубликованном в ее рамках, подмечали, что существует большой разрыв между тем, что такие ведущие экономисты как Оливье Бланшар и Пол Кругман говорят сейчас в своих выступлениях и пишут в журналах и блогах и тем, что можно найти в их авторских учебниках, по которым продолжает идти учеба в университетах.

Целый ряд крупных экономистов-практиков, отнюдь не радикалов-сотрясателей основ, высказались за пересмотр казавшихся незыблемыми взглядов и учебных программ. Резонанс, к примеру, имела появившаяся в августе статья Ховарда Дэвиса, бывшего директора Лондонской школы экономики и первого директора британского финансового регулятора - Управления по финансовым услугам.

В этой статье Дэвис Ховард едко заметил: "Есть вызывающие тревогу свидетельства того, что информация о разразившемся кризисе еще не дошла до некоторых кафедр экономики". А вот как он охарактеризовал позицию теоретиков неоклассической экономики: "Так называемая "чикагская школа" организовала оборону своего подхода, основанного на идее рациональных ожиданий, отвергая предположения о необходимости его пересмотра. Нобелевский лауреат экономист Роберт Лукас утверждал, что кризис не был предсказан потому, что экономическая теория предсказывает, что такие события не могут быть предсказаны. Так что, все хорошо".

Ну, а у нас как обстоят дела? В связи с сентябрьской публичной лекцией ректора РЭШ мне представлялась возможность высказаться об этом (см. здесь). Судя по его настрою, он полностью солидаризируется с мэтрами "чикагской школы" и менять что-либо вряд-ли собирается. 

Чтобы не быть голословным, приведу ярчайший пример из его выступления. Вот, что он сказал по поводу мер экономического стимулирования, к которым прибегли США: "Есть два подхода к решению этой проблемы (раздувания пузырей). Стандартный – это увеличить госрасходы. Так поступали американцы в 30-е годы, об этом писал Кейнс. Эффект от этой меры может быть гораздо меньше, чем кажется, долгосрочные последствия могут быть отрицательными... Фискальный мультипликатор – красивая история из учебника для первого курса. Эта модель говорит вот о чем: если государство думает, не поддержать ли ему экономику, тратит доллар, то поставщики госуслуг, строители, например, получают доллар, 10 центов откладывают на будущее, а 90 тратят, покупают еду. Поставщики еды получают эти деньги, 10 центов откладывают, оставшиеся 80 идут дальше. Возникает такое чудо: государство потратило доллар, спрос же поднялся на 90 центов, на 80 центов и т.д. Если мы сложим все эти числа, то получим, что государство потратило доллар, а ВВП вырос на 10 долларов. Это называется мультипликатор. На практике такого не происходит... Тот факт, что антикризисные пакеты такие большие, означает, что чиновники хорошо понимают, что мультипликатор не равен 10 или 5, скорее всего, он где-то возле единицы. Есть люди, которые считают, что он меньше единицы, есть люди, которые считают, что чуть больше единицы".

Это позиция, которой твердо придерживается и Роберт Лукас (см. здесь) и еще один чикагский мэтр Роберт Барро (см. здесь). На август 2012 г. было проведено 16 исследований предпринятой администрацией Обамы программы стимулирования экономики ARRA (см. здесь), и все 15 обнаруживают, что программа сработала, т.е. присутствовал мульпликационный эффект более 1 - в разных исследованиях он фиксировался на разном уровне, при чем намного превосходящем 1. В опубликованном в октябре и широко цитировавшемся исследовании МВФ Оливье Бланшар признал, что величина мультипликационного эффекта была недооценена и может составлять 0,9-1,7.

Забавная деталь. Джордж Сорос в качестве типичной для него реакции на кризис и неадекватность экономической науки профинансировал создание Института нового экономического мышления - название, много о чем напоминающее для русского уха. Первоначально его семинары-конференции проводились в очень узком составе, с участием крупных, неординарно мыслящих теоретиков и практиков. В последнее время их состав расширился. Единственным представителем экономического сообщества России на них был... ректор РЭШ. Выездные, импортные модели поведения у нас демонстрируют по многодесятилетней традиции не только чиновники, но и современные  молодые ученые. Увы.

Состояние экономической науки у нас пока не вызывает широкого общественного интереса. Естественно, наши экономисты между собой обсуждают "профессиональные" проблемы, но выплеска наружу в виде дискуссий на популярных сайтах и традиционных СМИ - нет. Нет главное и запроса от общества - мы хотим услышать от наших экономистов мнения о положении с их наукой. Обществу это неинтересно - оно не понимает, к примеру, что теоретический фундамент неолиберальной идеологии представляет "чикагская школа", а именно эта идеология продиктовывает облик столь критикуемых вобществе реформ в сфере образовании и здравоохранения. 

Другие материалы по теме:




Комментариев нет:

Отправить комментарий