It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 1 декабря 2012 г.

Фундаментальная экономика урагана Сэнди

Крупная естественная катастрофа - всегда подобная действию нашатыря для общества. Она заставляет отрезвляюще взглянуть на мир вокруг. Это произошло и в случае с ураганом Сэнди. Понятно, не все уроки, которые извлекли и извлекают из него американцы, одинаково интересны и для нас. Но к одному вопросу, по которому разгорелась среди американских экономистов небольшая полемика, мне думается, у нас присутствует застарелый и даже болезненный интерес - это тема спекуляции, резкого и значительного повышения цен на товары в условии их нехватки, в данном случае в результате последствий стихийного бедствия.

Ценовая спекуляция в ситуации кризиса, вызванного каким-либо стихийным бедствием, а не экономикой дефицита имеет определенную специфику, хотя бы и чисто политического свойства, - власти стремятся не повышать градус раздражения испытывающего трудности населения и контролем над ценами стремятся обеспечить среди него порядок. В России, в которой некоторые олигархи-форбсы начинали с банальной спекуляции - театральными билетами или вареными джинсами, наверное, с некоторым удивлением могут взглянуть на нижеследующую карту. На ней голубым цветом обозначены штаты, в которых разрешается вводить в действие специальные антиспекуляционные законы в обстановке ликвидации последствий разбушевавшейся стихии.



Как видно по этой карте, такого рода законы - отнюдь не редкость в мекке свободного ценообразования. Более того, эти законы прошли проверку на соответствие американской конституции.

Однако, экономисты традиционно выступают против установления какого-либо контроля над ценами даже тогда, когда вся нормальная жизнь оказывается перевернутой в результате ураганов и наводнений и т.п. Более того, экономистам претит сам термин "спекуляция", ибо они считают совершенно естественным и полезным действие ценового механизма, который, со одной стороны, позволяет более эффективно распределять имеющиеся в ограниченном объеме ресурсы, а, с другой, - стимулирует благодаря высоким доходам принятие экстраординарных  усилий, которые моли бы устранить возникшую нехватку в этих ресурсах. 

Вот характерный результат, который дал опрос в рамках группы разнородных по политическим пристрастиям видных американских экономистов, которых регулярно опрашиваются по наиболее оживленно обсуждаемым проблемам экономической теории и политики (это проект одной из ведущих американских школ бизнеса Чикагского университета). Любопытно в нем то, что хотя 51% выступили против принятие антиспекуляционного законодательства, 8% были за него, 15% были всего лишь "неуверенны" в том, нужно оно или нет.

Хотя жесткая экономическая логика против контроля над ценами в условиях преодоления последствий естественных катастроф, на практике - по крайней мере в США - обнаруживается любопытное явление: даже в тех штатах, где законов против спекулятивного повышения цен нет, торговцы достаточно сдержаны в их накрутке. Торговцы проявляют благоразумную дальновидность, ибо  резонно опасаются, что клиенты припомнят им спекуляцию на трудностях и "отомстят" впоследствии "ногами" - перестанут к ним ходить покупать. 

В 1986 г. было опубликовано исследование будущего лауреата Нобелевской премии по экономике Дэниэла Канемана в соавторстве с другими специалистами, построенное на опросе. Среди прочих ими был задан вопрос о том, как бы отнеслись опрашиваемые к тому, что после снежного урагана цена на лопаты была бы поднята с 15 до 20 долл. 80% сочли, что это было бы нечестно. Канеман в данном исследовании постулирует, что представления о том, что является справедливым, является категорией, которую необходимо учитывать в экономическом анализе, и наиболее оптимальной стратегией в долгосрочном плане для компаний был бы учет этого обстоятельства.

Марк Тома, профессор Орегонского университета и автор одного из самых популярных американских блогов по экономике в обобщении уроков, который преподал стране ураган Сэнди, выходит на следующие обобщения:

"Если неравенство в доходах совсем невелико, а монопольные возможности в основном отсутствуют, тогда большинство людей может потреблять значительную часть товаров и услуг, если они готовы жертвовать в достаточной степени. В данном случае люди проявляют терпимость в отношении того, что цены диктуют кто что получает. 

Но по мере роста неравенства и недоступности рынков из-за цен на них, когда становится все больше и больше вещей, которые значительная часть общества не может приобрести, даже отказываясь ради них от всего остального, и по мере того, как все больше и больше людей ощущают, что ими пользуется система, которая ориентирована на экономическую или политическую силу, то поддержка механизма ценового распределения ресурсов - самого сердца капитализма - начинает подвергаться эрозии...

Если неравенство и связанная с ним экономическая и политическая сила продолжают увеличиваться, то убеждения  в том, что капитализм несправедлив, станут широко распространены. А это может привести к изменениям в рыночной системе, которых так боятся адвокаты свободных рынков...

Рыночные фундаменталисты чаще всего первыми указывают на ценовой механизм как средства преодоления последствий естественных катастроф, и они же чаще всего наиболее ярые защитники неравенства и сопровождающей ее экономическую и политическую силу. Они опасаются, что любая попытка бороться с растущим неравенством поставит нас на тропу, ведущую к социализму и краху. Но адвокатам свободных рынков необходимо признать, что поддержка рыночного механизма распределения во время катастроф и в нормальные времена зависит от наличия веры в то, что система справедлива.

Адвокаты свободных рынков опасаются утверждения социализма исподволь, но наличие слишком большого неравенства представляет куда большую угрозу капиталистической системе. Чтобы защитить капитализм, адвокаты рыночной системы должны поддержать институциональные изменения, которые должны вернуть нас вновь к широко открытому для всех процветанию".

Лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглицу в своем анализе стратегии реформ в России справедливо отмечал, что процессу создания регулятивных институтов уделялось недостаточное внимание - думается, они по большому счету просто недооценивались. Но если, скажем, создание рыночного законодательства или судебной системы, как и других формальных институтов, отчетливо воспринималось необходимым, хотя и требующим много времени и не поспевающим за теми вызовами, которые предъявляла реальная экономика, то в отношения неформальных институтов такого широко разделяемого всеми консенсуса, скорее всего, не было. Более того, даже не было понимания того, какие именно неформальные институты рыночной экономики важны для ее стабильного функционирования. Институт справедливости явно не был в их числе и воспринимался как пережиток старой неэффективной системы. Впрочем, наши реформаторы в этом смысле были не одиноки - также узколобо в ущерб здоровью капиталистической системы трактуется этот институт и западными рыночными фундаменталистами. Ураган Сэнди помогает привезти в чувства и лучше разобраться, что к чему.


Другие материалы по теме:





Комментариев нет:

Отправить комментарий